Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

Отрывки стихов Андрея Некрасова 

 

 

                     *     *     *

Стадо спит. Древних Знаний осколки,
Слава Богу, ему не видны.
Но я слышал, как молятся волки
На светящийся череп луны.

Я был вхож в потаённые двери,
Я вдыхал фимиам разных вер.
О как ярок полёт в ноосфере
Под великую Музыку Сфер!

Но распяли Христа Христа ради.
Да и я не исполнил свой долг.
Тонет солнце в асфальтовой глади
под акульими мордами "Волг".

Не вернулся б с тех облачных троп я,
Не порвись голубой гобелен,
Что домов ледяные надгробья
Осеняют крестами антенн.

Не видать мне заветного трона.
Целомудренной Истины жрец,
Обрусевшую дочь фараона
Я в Москве поведу под венец.

Трон земной мне теперь уготован.
Всех "святых" палачей на костры б!
Улыбается закланный Овен,
Созерцая агонию Рыб.  

/ . . . . /

 

 

                   *    *    * 

Грядет новый рассвет, новый стяг, новый герб,
Иероглифы новых созвездий.
Ощетинилась ночь на родившийся серп
Остриями мерцающих лезвий.

 

 

 

            *    *    *  

Когда берёз прощальный взор 
Тускнеет в сумерках осенних,
Когда смолкает разговор
Прошедших путников последних,
Я тихим шагом выхожу
На опустевшую аллею.
От ветра лунного хмелею,
И в небо звёздное гляжу.


ХРАМ СОЛНЦА


Уж десять вёсен минуло с тех пор,
Как жрец Изиды, с радужным трезубцем,
Вошёл в Храм Солнца я,
И вверенный мне жезл
Метнул в завесу,
И она, сорвавшись, явила взору золотой алтарь,
И две колонны - два великих рога Царя Зверей.
И гордо Век Железный смотрелся в отражение своё.
И в двух колоннах тернер лебедей
К земле Синдбада плыл из Индостана.

 

Нашим алкогольным спонсорам "Хортиця" (отрывок)

... А глаза у тухлой рыбы
Словно мокрые нарывы 
На прохожих зло глядят.
Скоро их дрозды съедят.

Всё на свете тухнет, тлеет,
Сохнет, киснет, плесневеет.
Только водка "Хортиця"
Ни-ко-гда не портится!


 

 

Изречения Андрея Некрасова 

 

 

"Сложно сказать, то ли от постоянного штудирования эзотерических книг, то ли от чрезмерного употребления алкоголя,
одним словом, родилась недавно в моём расщеплённом мозгу древняя легенда о дереве Гкун Чан.
Жители высокогорного селения, в котором имело неосторожность произрасти это многовековое растение, не отличались большим умом,
и, как водится в таких случаях, обладали бесценной библиотекой. Каждая из девяноста восьми тысяч четырёхсот шестидесяти сорока двух книг
была написана на уникальном материале - крылышках насекомых, название которых, к величайшему сожалению, теперь уже не имеет никакого значения."

 

 

"Из всего многообразия перуанских деревьев я предпочитаю пробковые."

 

 

"В настоящее время наши люди глупеют со скоростью мысли."